Что вменяют Сослану Созанову? Часть 2

Что вменяют Сослану Созанову?  Часть 2

"Шел в комнату, попал в другую…" или Почему глава станицы Архонской Сергей Черницкий не отдал взятку заместителю районного прокурора

" — Шел в комнату, попал в другую.

— Попал или хотел попасть?

Да вместе вы зачем? Нельзя, чтобы случайно. —

— Вот в чем, однако случай весь…»

(А.С. Грибоедов "Горе от ума")

Держать на коротком поводке

Напомним историю Сослана Созанова, бывшего заместителя прокурора Пригородного района Северной Осетии. После событий, описанных в моей предыдущей статье "Что вменяют Сослану Созанову?", 8 августа прошлого 2019 года в отношении Созанова было возбуждено новое уголовное дело по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере).

Мы писали, что за час до возбуждения этого уголовного дела Созанов был освобожден из-под стражи по решению Ставропольского краевого суда, признавшего необоснованными выводы следствия о причастности Созанова к вымогательству взятки у бенефициара ряда строительных компаний Дзеранова.

Освободили его в 17:35, а на следующий день, 9 августа, рано утром в половине седьмого Сослан Созанов был вновь задержан в своей квартире во Владикавказе. Через четыре дня, избирая меру пресечения, Ленинский районный суд Владикавказа ходатайство следственного органа о заключении под стражу оставил без удовлетворения и избрал меру пресечения в виде домашнего ареста сроком на 2 месяца, признав, что и в данном случае его причастность в получение взятки через иное лицо не обоснована.

Управление Генпрокуратуры по СКФО решение Ленинского районного суда обжаловало, и Верховный Суд РСО-Алания вновь заключил Созанова под стражу.

Кому-то было очень надо держать молодого прокурора на коротком поводке, так что находившийся в больнице Созанов вновь оказался за решеткой. Создается впечатление, что это второе уголовное дело могло вообще не возникнуть, если бы Созанов продолжал оставаться под стражей.

Кому уходят взятки?

Что же такого на этот раз вменяют Созанову? Вот что написано в постановлении о возбуждении второго уголовного дела.

Якобы, по инициативе Созанова проводилась проверка администрации станицы Архонская, а ее глава Сергей Черницкий очень боялся, что проверка эта добром для него не закончится, и в отношении него могут возбудить уголовное дело. Черницкий обратился за содействием в прекращении проверки к своему знакомому Альберту Козонову, который работал заместителем начальника УЭБ и ПК МВД по РСО-Алания.

Козонов сообщил Черницкому, что инициатором проверок является заместитель районного прокурора Сослан Созанов, поэтому остановить или прекратить проверку может только он.

6-го февраля 2019 года по научению Козонова Черницкий пришел в рабочий кабинет Созанова (как нам теперь известно, с включенным диктофоном) и настойчиво стал просить последнего помочь остановить проверку.

В ходе беседы заместитель прокурора района Созанов якобы сказал, что за определенную сумму вопрос решить возможно, и отправил его (Черницкого) к сотрудникам УЭБ и ПК МВД по РСО-Алания, так как именно эта структура провела выемку финансовой документации сельской администрации, результатов проверки которой так боялся Черницкий.

14 февраля Черницкий опять встретился с Козоновым в его рабочем кабинете, и Козонов потребовал от него взятку за прекращение проверок в размере 6 миллионов 710 тысяч рублей, что эквивалентно 100 тысячам долларов. Деньги эти Козонов требовал для себя и якобы для заместителя районного прокурора Созанова.

20 февраля Черницкий обратился с заявлением о том, что у него требуют взятку, в ФСБ и согласился на участие в оперативном мероприятии.

Уже на следующий день он прибыл к Козонову и передал ему требуемую сумму. А после получения взятки Козонов был тут же задержан сотрудниками правоохранительных органов.

22 февраля 2019 года в отношении Альберта Козонова было возбуждено уголовное дело.

Но все указанные в постановлении обстоятельства, если они и имели место быть, то случились за полгода до возбуждения уголовного дела в отношении Созанова. Каким же образом и когда именно "подверстали" заместителя прокурора Пригородного района к взяточному делу высокопоставленного борца с коррупцией Северо-Осетинского МВД Козонова?

Вся история уголовного преследования Козонова старательно переписывается в постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Созанова, причем с теми же действующими лицами.

Смысл текста этого постановления сразу же бьет в глаза – встречался и договаривался о взятке с сельским главой Козонов, брал взятку Козонов, но причем здесь Созанов?

Какие его действия расценивать как соучастие, если действий никаких и не было? Да и как вы можете себе представить, чтобы зам начальника республиканского УЭБ и ПК МВД (ого-го, какая шишка республиканского масштаба!) брал бы взятку для какого-то районного даже не прокурора, а всего лишь заместителя.

Вот как раз здесь и следует разобраться подробнее.

Где искать умысел и корысть?

Адвокат Руслан Дауев рассказал автору статьи, что глава станицы Архонской Сергей Черницкий, оказывается, приходил к Созанову не только 6 февраля, но и раньше, 4-го февраля, и тоже с диктофоном.

В тот день после разговора с Черницким Созанов убедился, что оперативной службой районного отдела полиции установлено за ним скрытое видеонаблюдение.

Поэтому, когда Черницкий вновь пришел к Созанову в рабочий кабинет 6 февраля (опять с включенным диктофоном) и продолжил настойчиво просить остановить проверку и взять его "под крыло", Созанов, даже если бы хотел требовать от него взятку, не стал бы этого делать.

Именно из-за этого и направил Черницкого напрямую в районный ОЭБ и ПК МВД России.

В тот же день (6 февраля) Черницкий встретился и с Темираевым, их беседа тоже фиксировалась на диктофон (похоже, что даже обеими сторонами).

Темираев, не понимая, что идет речь о взятке, отправил Черницкого к Козонову – в УЭБ и ПК МВД по РСО-Алания, так как проверками в Архонской сельской администрации заинтересовались уже в республиканском МВД.

Теперь о проверках. Как помним, у Черницкого была информация, полученная от Козонова, что инициатором проверок сельской администрации был именно Созанов, и это записано в постановлении о возбуждении уголовного дела. 

Однако уже на первоначальном этапе видны явные ляпы и нестыковки следствия с происходящими событиями.

Первое. Проверка администрации Архонского сельского поселения была плановой, по графику (а не по инициативе зампрокурора района Созанова) и проводилась сразу несколькими правоохранительными структурами района – органами.

Вторая нестыковочка – изъятие финансовой документации из сельской администрации в функции прокуратуры не входит. Эти действия проводились районным ОЭБ и ПК МВД, ими же проводилась финансовая проверка. К прокурорской проверке она отношения не имела.

И третье – на момент получения Козоновым от Черницкого денежной суммы за якобы положительное разрешение проверок, они уже были окончены всеми тремя правоохранительными структурами – МВД, ФСБ и прокуратурой. Материалы проверок направлены в следственные органы для возбуждения уголовного дела по фактам финансовых нарушений в отношении главы сельского поселения Черницкого и его подчиненных.

Так что повлиять на результаты проверки Созанов на тот момент, даже если бы и хотел, просто не мог.

В отношении Черницкого задолго до возбуждения уголовного дела в отношении Созанова (8 августа 2019 года) и до факта взятки Козонову (21 февраля 2019 года), были возбуждены уголовные дела по финансовым нарушениям на основании материалов этих проверок, а в настоящее время приговором суда он призван виновным и ему назначен штраф в размере десяти тысяч рублей.

И абсолютно непонятно, почему возбужденное 22 февраля 2019 уголовное дело в отношении Козонова через полгода объединили с уже возбужденным делом Созанова?

На эти возникшие при подробном знакомстве с делом вопросы ищет сейчас ответ адвокат Сослана Созанова Руслан Дауев.

"Никакой взятки Созанов не требовал"

Руслан Дауев рассказывает об очной ставке Черницкого и его подзащитного Созанова, на которой присутствовал.

В кабинет завели Черницкого. Следователь задал ему вопрос о том, при каких обстоятельствах и за что Созанов требовал у него взятку? Черницкий отказался это подтверждать: "Никакую взятку Созанов у меня не требовал. О том, что Созанов требует от меня деньги, мне сообщил мой знакомый Дзеранов Сослан" (Стоп! Тот же Дзеранов, о котором мы писали в предыдущем материале, который по научению сотрудника УФСБ РФ по РСО-Алания 22 августа 2018 С. Гаева  пришел на встречу к Созанову с диктофоном?! – Прим. авт.).

"Но вы же ранее говорили, что Созанов требовал от вас деньги?", – продолжал настаивать на своем следователь.

"Никогда я этого не говорил", – Черницкий не собирался менять показаний.

Следователь, услышав это, сразу же захлопнул ноутбук и окончил очную ставку, не дав опешившим Созанову и его адвокатам никакой возможности задать вопросы, как это предусмотрено ст. 192 УПК РФ.

О том, что на очной ставке Черницкий сообщил правду, свидетельствуют и другие документы дела. Например, акт опроса Черницкого сотрудником УФСБ России по РСО-Алания от 21 февраля 2019 (автору кажется, что этот сотрудник УФСБ – уже знакомая нам по предыдущему материалу личность – Сослан Гаев), сразу после получения взятки Козоновым.

Из этого документа следует, что требование о передаче денег в виде взятки за прекращение проведения проверки 14 февраля 2019 ему выдвигал лишь Козонов, а с Созановым он встречался только 4 и 6 февраля. 

Мне кажется, что в ФСБ была какая-то заинтересованность в том, чтобы найти повод или любую зацепку для возбуждения в отношении Созанова хоть какого уголовного дела, чтобы оставить его под стражей.

В семье Созановых разучились улыбаться

В ходе расследования Сослан Созанов подробно (письменно) сообщил о том, что к нему в СИЗО-6 приходил начальник отдела "М" республиканского управления ФСБ А.А. Демин (непосредственный руководитель уже знакомого нам по предыдущему расследованию Сослана Гаева).

Писал о том, что Демин требовал от него признательных показаний по возбужденным в отношении него уголовным делам. В противном случае обещал создать ему и членам его семьи невыносимые условия жизни.

При этом Демин сам сообщил арестованному на тот момент Созанову, что и потерпевший (по первому делу) строитель Дзеранов, и свидетель Черницкий (глава сельской администрации) действовали в отношении Созанова под его "чутким" руководством.

Отказ Созанова себя оговорить действительно дорого стоил членам его семьи. Люди в масках нагрянули в гости с обысками не только в дом к семье Сослана Созанова, обыскали и описали также сельский дом его родителей, родовое гнездо бабушки, которое по наследству перешло его матери. Прошли обыски также в доме родителей жены Сослана. Наложили арест не только на жилье, но и на автотранспорт всей семьи, включая родственников. Забрали купленную в кредит машину Сослана, за которую он еще не успел расплатиться.

Во время обысков все записывалось на видео, а потом эти видео транслировались по телевидению, местных пабликах, социальных сетях.

"Ах, смотрите, сколько дорогих часов в доме у прокурора Созанова! – говорил комментатор. А то, что идут съемки не в доме у прокурора, а в моем доме – не сказали!", –  рассказывает отец Сослана Цара Созанов.

Часов у Цары всего-то шесть штук (!), и все именные, то есть с дарственными надписями еще советских времен. Именные часы тогда, как правило, были недорогими. Но комментаторов в погонах это не смущает – "Ах, смотрите, здесь их целая коллекция!".

"Всего родственникам пришлось пережить не менее 25 обысков!", – делится впечатлениями отец Цара Созанов.

Игра в одни ворота

И напоследок об экспертизах. Три фоноскопические экспертизы архиважных аудиозаписей разговоров с Созановым, скрытно сделанных Дзерановым и Черницким, следователи назначили еще в августе 2019 года в экспертном подразделении УФСБ РФ по Краснодарскому краю, которое априори заинтересовано в их результатах, так как уголовные дела возбуждены на основе материалов, вышедших из того же ведомства.

Мы уже писали о том, что следователи отказались включить в экспертную группу независимого эксперта А.А. Лепинского и поставить дополнительные вопросы перед экспертами.

В ноябре 2019 года руководитель экспертного подразделения УФСБ РФ по Краснодарскому краю сообщил, что его эксперты смогут приступить к производству экспертиз не ранее, чем в апреле 2020 года. И все это время Сослан Созанов должен находиться за решеткой!

В феврале 2020 года следственный орган вновь вынес три постановления о назначении фоноскопических экспертиз тех же трех аудиозаписей и опять в том же экспертном подразделении УФСБ. Адвокатам Созанова стало известно, что причиной переназначения стал отзыв ранее назначенных постановлений об экспертизах.

Кто знает, может быть, следователи ознакомились с результатами заключений известного в стране эксперта-лингвиста Елены Галяшиной, профессора МГЮА? Дважды доктор наук (юридических и филологических) в аудиозаписях с Дзерановым обнаружила признаки монтажа. А в аудиозаписях разговора Созанова и Черницкого никаких признаков или намерений получить от сельского главы какие-либо денежные средства не обнаружила.

Никаких высказываний, содержащих требования Созановым какого-то возмещения за действия в пользу Черницкого, Елена Галяшина в тексте аудиозаписей не услышала. Наоборот, указала на признаки провокации высказываний Черницкого в разговоре с Созановым. А это уже, позвольте, преступление, предусмотренное ст. 304 УК РФ (провокация взятки).

Я ясно вижу очевидный и нескрываемый перекос в системе приоритетов, выстроенной в ГСУ СК РФ по СКФО. У меня складывается ощущение, что у следователей, что называется, "сбит ноль".

А Сослан Созанов, несмотря на отсутствие оснований и притянутость "за уши" возможных обвинений, готов общаться со следователями в рамках правового поля, с копиями собственных показаний и номерами материалов проверки. Но правовое поле, мне кажется, интересует СК только в контексте игры в одни ворота.

Ничего не получается со взятками? И в недрах Следственного комитета рождается еще одно уголовное дело. Теперь к двум предыдущим делам добавляется еще и обвинение в покушении на убийство….. 10-летней давности…

Но об этом я подробнее расскажу в следующем материале…

 

Автор: Елена Суслова

24 марта 2020 в 21:09
Больше:
Новости по теме:
 
Больше: