Руководитель УФНС Ставрополья Елена Афонина: проверяем только тех, кто нас не услышал

2021 год в России оказался необычайно богат на фискальные нововведения. Была введена прогрессивная шкала налогообложения (граждане, зарабатывающие больше 5 миллионов рублей в год платят теперь подоходный налог по ставке 15%).

Появился налог на проценты с банковских вкладов в размере более 1 млн рублей.

Был отменен один из самых популярных у малого бизнеса налоговых режимов – единый налог на вмененный доход (ЕНВД) – существовавший почти четверть века.

О судьбе рядового налогоплательщика в это турбулентное время «Акценты» узнали у руководителя управления ФНС по Ставропольскому краю Елены Афониной.    

 

«Акценты»: – Елена Алексеевна, ну давайте с главного. Зачем государство вообще отменило ЕНВД, если он был так популярен у малого бизнеса? 

– С внедрением информационных ресурсов налоговых органов стало очевидно, что при помощи ЕНВД происходит укрытие доходов. Каких только случаев мы не устанавливали, начиная от занижения физических показателей бизнеса – посадочных мест в автомобиле, квадратных метров в магазинах – до дробления бизнеса.

Порой вообще чудеса происходили, когда в некоторых нестационарных торговых объектах, проще говоря, в ларьках выручка достигала нескольких десятков миллионов рублей в месяц. Очевидно, что быть такого не может. Бизнес с помощью ЕНВД уклонялся от уплаты налогов. Поэтому был разработан усовершенствованный режим налогообложения, который и был предложен бизнесу.

«Акценты»: – Да, альтернатив было много, но вед, согласитесь, такого же удобного налогового режима, как ЕНВД, государство так и не предложило.

– Из того арсенала, что предлагает государство, выбрать можно. Режим ПСН (патентная система налогообложения – Ред.) в принципе схож с ЕНВД. Особенно сейчас, после внесенных корректировок. Если это вас не устраивает, то есть упрощенный режим налогообложения. Но у каждого есть свои нюансы ведения бизнеса, каждый выбирает режим под свой уклад. Кто-то может остаться на общем режиме. При этом налоговая нагрузка может быть даже меньше чем при «упрощенке».

«Акценты»: – А для кого конкретно?

– Как правило, для предприятий оптовой торговли. У них торговая наценка небольшая, а обороты большие. Они платят не более 2%, но, конечно, при условии добросовестного ведения бизнеса, если у тебя все расходные документы правомерны. А вот тем, у кого добавленная стоимость большая (услуги), им выгоднее применять специальные налоговые режимы.

«Акценты»: – Сколько вообще в крае было изначально плательщиков ЕНВД, и какие иные режимы они выбрали?

– На конец прошлого года у нас было 35 тысяч плательщиков ЕНВД, из них 10 тысяч совмещали с какими-то иными режимами. Таким образом, мы работали с 25 тысячами плательщиков.

Из этого количества 71% остались на упрощенке, это 17 тысяч налогоплательщиков.

18%, или 4,5 тысячи, выбрали патентную систему.

Около 500 плательщиков перешли в категорию самозанятые.

Больше 1 тысячи решили выбрать общий режим налогообложения.

«Акценты»: – Как вы думаете, почему малый бизнес так противился отмене ЕНВД? Может, боялся тотального повышения налоговой нагрузки?

– Вы знаете, я не вижу каких-то ситуаций, когда малый бизнес всерьез пострадал от перехода с ЕНВД на другие режимы. Нельзя сказать, что у кого-то возросла налоговая нагрузка, а у кого-то упала. Необходимо рассматривать каждую конкретную ситуацию, на которую влияет индивидуальная история хозяйственной деятельности предпринимателя. В любом случае, мы всегда готовы разъяснить бизнесу, какой режим будет для него более удобным.

«Акценты»: – Сейчас обсуждается идея отмены статуса индивидуального предпринимателя, чтобы остались лишь юрлица и самозанятые. А вот сколько сейчас в регионе самозанятых?

– Более 25 тысяч. Как правило, это таксисты, репетиторы, в меньшей степени – те, кто оказывает услуги нянечек, сиделок, арендаторы квартир.

Сейчас можно уже констатировать, что эта система заработала. Деньги исправно поступают в бюджет. Да, они пока небольшие, но люди спокойны, что они ведут свою деятельность абсолютно легально, законно, и при этом испытывают совсем небольшую налоговую нагрузку. Ведь раньше им нужно было декларацию с 13% НДФЛ сдавать, а теперь они платят только 4%. Не надо никаких усилий прилагать, достаточно нажать всего одну кнопку на телефоне, и ФНС, при вашем согласии, конечно, просто спишет деньги с карты.

Число самозанятых, думаю, будет расти. Сейчас становится популярным быть законопослушным налогоплательщиком.

«Акценты»: – Насколько в прошлом году упала собираемость налогов?

– Не так уж все и плохо, сборы налогов в бюджетную систему России сократились всего на 1%, на 1,8 млрд рублей Всего в бюджетную систему поступило 155 миллиардов, это в том числе налоги и страховые отчисления.

Пострадал краевой бюджет, поскольку на 3,5 млрд рублей сократилась собираемость налога на прибыль предприятия. В части консолидированных групп налогоплательщиков – то есть снизились налоги от крупного бизнеса. Кроме того, сказались и введение отсрочки и освобождение от уплаты налогов.

При этом поступление налогов в местные бюджеты возросло на 4%, а в государственные внебюджетные фонды – на 3,5%.

«Акценты»: – Может, усложнились схемы ухода от налогов?

– По поводу схем будет понятно после сдачи годовых отчетов и их анализа. Но в целом, думаю, говорить о каком-то усложнении не приходится.

Второй квартал 2020 года был полностью освобожден от уплаты налогов, вне зависимости от того, заработал ты или не заработал. Даже если у бизнеса были трудности по уплате налогов, то предоставлялись легкие условия для рассрочки уплаты. У нас было принято около 700 решений о рассрочке.

Так зачем при этом бизнесу уклоняться от уплаты?

Также государством были предприняты очень серьезные меры господдержки: субсидии, налоговые кредиты. У нас рост поступлений НДФЛ оказался выше, чем во все предыдущие годы. Почему? Я считаю, что это результат государственных мер поддержки бизнеса.

Государством были предложены условия: ты плати зарплаты, а мы тебе дадим субсидию, ты плати зарплату – мы тебе дадим кредит. Вот предприниматели платили зарплату и все налоги с зарплаты.

«Акценты»: – Вы говорите о сознательности предпринимателей, о законопослушности. При этом в прошлом году прекратили деятельность 24 тысячи ИП. Наверняка ведь многие ушли в тень?

– Да, кажется, все плохо. Прекратили деятельность 24 тысячи, но эта цифра не так страшна, как кажется.

Из них 5 тысяч – это те, записи о которых в реестре прекратили мы в связи с принудительной ликвидацией предпринимателей, которые не осуществляют деятельность. Такая норма ранее существовала для юридических лиц, а с прошлого года и для ИП. Если помните, у нас на начало года было более 80 тысяч ИП, так из них 13 тысяч просто не сдают декларации.

Рост добровольно ликвидированных ИП составил 2,3 тысячи к 16,7 тысячам по итогам 2019 года. Но вы вспомните, сколько у нас самозанятых – почти 22 тысячи. То есть просто произошел переток части предпринимателей в эту категорию.

Ну нет в крае снижения деловой активности! По крайней мере, я не вижу какой-то глобальной проблемы. Думаю, что таких гибких режимах налогообложения все-таки прежние темпы регистрации новых ИП в крае восстановятся.

Вот я взяла и проанализировала несколько конкретных плательщиков. Один, скажем, проживает в Грачевском районе, занимается грузоперевозками, он оказывает услуги колхозу по перевозке зерна. Ближе к лету регистрируется, а ближе к зиме ликвидируется. Его можно понять: зимой работы нет, так зачем платить налоги, страховые взносы, если я не веду деятельности?

«Акценты»: – Ну а задолженность на налогам за прошлый год значительно выросла?

– Задолженность выросла на 4 миллиарда рублей, хотя на протяжении последних лет мы снижали этот показатель. Причины таковы: неуплата предпринимателями страховых взносов за 2019 год, неуплата имущественных налогов физическими лицами, предоставление отсрочек, мораторий на применение мер принудительного взыскания задолженности и контрольную работу.

Число проверок мы очень сильно снизили, зато выросло их качество. На 70 тысяч предпринимателей и 36 тысяч юридических лиц, на такую армию всего чуть больше ста выездных проверок было за год.

У нас ведь заплатили в бюджет добровольно даже больше, чем мы взыскали в ходе выездных налоговых проверок. В таком случае мы на проверку не идем.

А выезжаем к тем, кто по какой-то причине нас не услышал. Выбираем для проведения выездных проверок самых крупных неплательщиков. И у нас только по одной такой проверке 700 млн рублей доначислено в бюджет, еще по одной – 300.

«Акценты»: – Назвать можете?

– К сожалению, пока суд не закончился. Но могу назвать плательщика, с которым мы дошли до Верховного суда. В общей сложности по нескольким проверкам 450 миллионов. Эту сумму, кстати, за полтора-два года накопили. А плательщик – организация алкогольной отрасли «Пантеон».

«Акценты»: – Вообще, алкогольная отрасль исправно платит налоги?

– Акцизы платят правильно, но есть вопросы по НДС. Думаю, те мероприятия, что мы провели в прошлом году, позволили сделать всех определенные выводы и больше таких нарушений не будет.

 


Руководитель УФНС Ставрополья Елена Афонина: проверяем только тех, кто нас не услышал

Автор: Антон Чаблин

21 февраля 2021 в 12:12
Больше:
Новости по теме: