Дела Гагиева и Арашуковых нужны Москве для "перезагрузки" кавказских элит
Объявленная Москвой "перезагрузка" экономической политики на Северном Кавказе была бы невозможна без окончательной зачистки криминальных элит региона.
В этой связи показательны два уголовных дела, которые должны поставить точку в межэлитном трансферте на Кавказе. Это дела "газового короля" Рауля Арашукова и предполагаемого киллера Аслана Гагиева. Обоих обвиняют в нескольких заказных убийствах.

Рауль Арашуков
Для Кавказа "нулевых" годов физическое устранение конкурентов было обыденностью. Причем конкурентов любого уровня: в деле Гагиева фигурирует убийство вице-премьера Северной Осетии Виталия Караева, а в деле Арашуковых - убийство советника главы Карачаево-Черкесии Фраля Шебзухова, претендовавшего на пост премьер-министра. 
Характерным для Северного Кавказа и сращивание бизнеса, криминала и силовых структур. В частности, по делу Арашуковых обвиняемыми проходят врио руководителя Следственного управления по Карачаево-Черкесии Казбек Булатов, начальник Центра "Э" МВД по Карачаево-Черкесии Тимур Бетуганов и следователь по особо важным делам Следственного комитета Андрей Филиппов (все, конечно, уже бывшие).
В деле Гагиева фигурирует полковник МВД Вадим Шавлохов, который за взятки делился с членами банды киллеров собранными на них оперативными материалами. Среди членов банды также были сотрудники УБОП.

Есть и много других параллелей, рисующих картину кавказской элиты 2000-2010-х годов.
Легализация статуса проходила за счет депутатских мандатов и благотворительных фондов. Рауля Арашукова и Аслана Гагиева называли главными меценатами, соответственно, Карачаево-Черкесии и Северной Осетии.

Рауль Арашуков строил мечети, Аслан Гагиев - мемориальный комплекс "Город ангелов" в Беслане.

Аслан Гагиев
А еще Арашуков-старший был депутатом Народного собрания Карачаево-Черкесии, его сын Рауф Арашуков - муниципальным депутатом в Ставрополе, потом в Хабезском районе и, наконец, сенатором.

Гагиев, наверное, тоже бы успел дойти до парламента, если бы не возбуждение уголовного дела, вынудившее его бежать в Австрию. Но, как бы то ни было, сейчас Гагиев - это рудимент эпохи.