Политолог: защищать человека в России важнее, чем защищать закон

Политолог: защищать человека в России важнее, чем защищать закон

Сергей Смирнов, генеральный директор фонда "Прикладная политология"

Большинство из нас весьма отстраненно относятся к чужим бедам и несчастьям. Да, мы переводим деньги в благотворительные фонды, собираем гуманитарную помощь для беженцев, раз в год сдаем теплые вещи для бездомных. Но, например, аресты чиновников или бизнесменов воспринимаем просто как очередные новости из телевизора или новостной ленты в интернете. Ровно до тех пор, пока в этих сообщениях не мелькнет знакомая фамилия. Или фамилия знакомого.
Несколько лет назад был арестован владелец ростовской компании "Энергия" Александр Хуруджи, с которым я хоть и шапочно, но был знаком по Агентству стратегических инициатив (Александр возглавлял его ростовское представительство). Впоследствии он был освобожден и полностью оправдан, ему должны вернуть все его активы, но кто вернет ему время, проведенное в СИЗО?
На прошлой неделе шахтинский городской суд частично оправдал бывшего мэра города Дениса Станиславова, с которым я был знаком ещё в те времена, когда он был депутатом областного парламента. По одному из обвинений Денис Антонович оправдан, по другому признан виновным и в качестве наказания заплатит штраф. Правда, отсидев перед этим более полугода в СИЗО.
В апреле этого года из-под домашнего ареста под подписку о невыезде был выпущен режиссер Кирилл Серебрянников, которого я знаю ещё с 90-х годов, когда он ставил спектакли в ростовском театре "Ангажемент" с участием моей хорошей знакомой Татьяны Шкрабак.
Позавчера знакомый депутат Государственной думы Дмитрий Ионин написал на своей странице на Фейсбуке, что благодаря массовой общественной поддержке прокуратура не стала передавать дело детского врача Ирины Козловой в суд, и оно возвращено на доследование в Следственный комитет. Ирину, которая по просьбе своего коллеги ассистировала на тяжелой операции трехлетнему ребенку, обвинили в преступном легкомыслии. Как написал Дмитрий, «если в таких случаях отправлять врачей в тюрьму - завтра никто не захочет идти оперировать людей в принципе».
При этом я ещё могу понять, зачем сразу после ареста подозреваемого помещают в следственный изолятор (например, чтобы он не мог повлиять на свидетелей по своему делу и сам ход следствия). Но зачем подолгу держать его там, если он не убийца, не насильник, не растлитель малолетних и не иностранный шпион? Любой из обвиняемых по экономическим преступлениям вполне может быть выпущен из СИЗО под домашний арест, из-под которого он никуда не скроется, ни в Финляндию по льду Финского залива, ни в Турцию на надувном матрасе, ни огородами в Украину.
Особенно, если у него есть проблемы со здоровьем, как например, у заместителя губернатора Ростовской области Сергея Сидаша (которого в конце июля отпустили из СИЗО под домашний арест) или у бывшего председателя правительства Астраханской области Расула Султанова (который с подозрением на онкологическое заболевание по-прежнему находится в СИЗО). С ними обоими я, кстати, также сталкивался в своей работе политтехнолога.
В начале нулевых годов была популярна серия повестей под общим названием "Плохих людей нет", написанных в стиле альтернативной фантастики. Их действие происходило в наши дни в вымышленной стране Ордусь, возникшей, согласно авторскому допущению, при объединении Руси, Орды, Китая и ещё ряда стран во времена Александра Невского. Главные герои этих произведений – два сыщика, которые служат в человекоохранительных (!) органах.
Понятно, что закон и право надо защищать и охранять, но ещё важнее защищать и охранять человека.

Сергей Смирнов специально для "Акцентов"

Автор: Антон Чаблин

12 сентября 2019 в 13:01
Больше:
Новости по теме:
 
Больше: